– Ты когда-нибудь писал тексты в поддержку Глушакова только потому, что он твой друг?

– Ты когда-нибудь писал тексты в поддержку Глушакова только потому, что он твой друг?.– Он не мой друг, но посты поддержки писал, конечно. Я считаю, что затягивание с продлением контрактам летом-2017 – это полный позор. Первое – это капитан чемпионской команды. Второе – он взял на себя не только коллектив, но и пиар-функции, стал на тот момент реально лицом клуба, безотказно участвовал в развлекательных, благотворительных и рекламных предприятиях. Третье – он был лучшим игроком сезона, забивавшим решающие мячи на последних минутах и заработавшим тот же чемпионский пенальти с «Томью». Четвертое – он железно был в основе сборной на Кубке конфедераций. Пятое – ему было всего лишь 30, это детский возраст для центрального полузащитника. Для сохранения нормальной обстановки, лидера нужно поощрять за работу и мотивировать к прогрессу. Иное поведение или даже промедление – это знак, что тебе не доверяют или хотят от тебя избавиться по каким-то нефутбольным причинам. На мой взгляд, это свинское поведение. Я бы точно также рубился бы за Карреру, если бы ему предложили зарплату в 200 там тысяч евро в год со словами: «Чемпионом-то ты стал, но давай, сначала докажи, что это не случайно, а то мы тебе что-то не верим». Любой на месте Глушакова закипел бы от обиды. Не допусти люди такой просчет и не преследуй местечковые цели – одной проблемой было бы меньше. Глушакова тогда просто опустили с небес на землю, показали ему место на полу, а взлететь во второй раз он уже не смог. – Если Глушаков не твой друг, зачем ты про него все время пишешь?.– Потому что это персонаж с самым широким диапазоном значений. Вроде Денис кажется мучеником, без суда и по наговору прикованным к позорному столбу. Но ужасаясь тому, как его клюют вороны, ты вдруг вспоминаешь, что у парня на самом деле отличная жизнь с парой сотен тысяч баксов в месяц, местом в составе и уверенной улыбкой. Ты вроде понимаешь, что он реально рубился за «Спартак» и был предан клубу, но потом осознаешь: даже с однолетним контрактом на пару миллионов евро он мог закрыть рот, молча и с чувством ненависти выиграть еще одно чемпионство, сыграть на чемпионате мира, а после него – уже героем – рассказать, кто и как его угнетал, в какой клуб он теперь перейдет. Здесь слишком много граней, поэтому «Глушаков – гондон» – слишком скудная трактовка для столь интересного сюжета. – Для тебя он положительный персонаж?.– Да. Такой типичный Иван-дурак. Неспокойный, взбалмошный, умелый, который думает, что он самый хитрый, а на самом деле… В общем, русский народный герой, который встал с печи, а потом обратно на нее вернулся и, может быть, еще как встанет. – У тебя в итоге очень неоднозначный образ. Что бы ты изменил, если бы откатился на год назад?.– Я бы называл вещи своими именами, а не писал ребусами. И не информировал бы кого-то в ежедневном формате как маятник. Качнуло сюда, есть надежда, что все в клубе хорошо – ты пишешь позитивно. Опять плохо – возвращаешься к старому. Получается эффект флюгерства. Но нужно понимать, что есть требования редакции, которой нужны материалы от тебя. Я не как ты раньше на «Матч ТВ» и не могу позволить себе делать один текст в неделю.

Дмитрий Егоров: «В развале «Спартака» Федун виноват на 50%. Каррера – на 15»

Предыдущая новость

Вы знаете, что я не самый большой фанат Дмитрия Аленичева, но ситуация в Красноярске максимально абсурдная

Следующая новость